Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

девочка

(no subject)

Любить себя может быть нелегко. Особенно если мы не чувствовали себя любимыми в детстве.
Ваш мозг потребует ответа на вопрос, ПОЧЕМУ конкретно Вы заслуживаете любви.
Тяжело будет заставить мозг понять, что любовь - это не  "достижение", не то, что нужно "заслужить" или "заработать".
Что мы можем любить себя просто так.
Что мы можем ценить себя просто так.
Ни один ребенок не должен расти, чувствуя себя нелюбимым потому, что он не смог "заслужить" любовь.
Ни один ребенок не должен расти с чувством, что он должен лучше "проявлять себя" или лучше себя вести, чтобы его любили.
Любить себя такими, какими мы есть - это глубокий акт неповиновения.
Прими это, маленький бунтарь.


(с) Dr Glenn Doyle

девочка

(no subject)

Лето подходит к концу и оно было довольно-таки хорошим.

Было бы еще лучше, если бы мне не приходилось так часто сталкиваться с собственными психологическими проблемами. О, если бы можно было расправиться с ними за один день, как Геракл расправился с авгиевыми конюшнями! Но нет.
Не могу не вспоминать, как бывший обвинял меня в том, что я слишком сильно себя люблю.
Смешно. И печально. Если бы я себя любила, то ушла бы гораздо раньше. Нелюбовь к себе родом еще из детства - одна из самых главных моих проблем. Всегда любила других больше, чем себя. И пока не могу понять, КАК научиться любить себя в правильном смысле этого слова, потому что смотрю на себя и вижу руины от того, кем я была или хотя бы могла бы быть, если бы НЕ мои травмы и приобретенные в результате травм дурацкие поведенческие модели и реакции. Иногда на эту тему у меня случаются срывы просто-таки вселенского масштаба.
Если бы не Ферс с его любовью, с его постоянной поддержкой, с его пониманием и теплом, я бы впала в чернейшую и глубочайшую депрессию - а так, пусть даже через слезы и боль, я продолжаю возвращаться к себе. Тень тоже помогает, как может, - он оказался идеальным котом:)

И да, лето было хорошим. Море, дожди, закаты, грозы, цветы, Персеиды.
Дальше будет только лучше:)
книжный кот

И еще раз о зоне комфорта



Знаете, все вокруг меня хотят выйти из зоны комфорта. Не только клиенты. Родные, друзья, знакомые. Приличные с виду знакомые!
Бледные, хронически недосыпающие люди приговаривают: «Надо просто выйти из зоны комфорта и погнать себя в спортзал». Люди с паническими атаками говорят: «Надо выйти из зоны комфорта и перестать уже себя жалеть». Люди, проживающие мучительную, очень несладкую жизнь, говорят: «Выйти бы уже из зоны комфорта и перестать жрать сладкое». Это еще не худший расклад. Некоторые просто говорят «перестать жрать». Видят кардинальное решение проблемы.
У меня от таких слов начинает тревожно дергаться глаз.
Я сейчас объясню.
Чтобы выйти из зоны комфорта, надо сначала в ней оказаться.
Что такое «зона комфорта»? Это такое место, где тепло, уютно, свободно, вкусно, радостно и безопасно. Где тебя любят и уважают. Где о тебе заботятся (и ты тоже заботишься, не без того, но не в одностороннем порядке). У многих из нас такой зоны просто нет. Ну вот нет зоны, где о нас заботятся. В лучшем случае есть зона, чтобы отлежаться или проораться. Это лучше, чем ничего, но не совсем то. Это как алкоголь от мороза – в принципе, помогает, но недолго, и хуже, чем пуховик.
Очутившись в зоне комфорта (мне не нравится слово «зона», у него лагерный привкус, но пусть), надо там немного побыть. Отдохнуть душой. И только потом – выходить. Это ощущение ни с чем не спутаешь – когда сил на все хватает, и ты готов, пожалуй, еще чему-нибудь поучиться… проснуться утром пораньше и сбегать на йогу… подумать о рабочем проекте, который полгода висит в планах…
И тут очень важно, что импульс что-то сделать – он идет изнутри и обгоняет мысль. Сначала начинаешь делать – потом уже думаешь. Не всегда с песней, иногда это мучительная радость преодоления, и на кой черт, думаешь, я полез за баранку этого пылесоса – но точно не из последних сил. Полез, потому что было интересно.
Люди, которые говорят про «выйти из зоны комфорта», обычно не имеют в виду никакого интереса. Если перевести эту конструкцию на простой человеческий язык, они имеют в виду примерно следующее: мне уже сейчас как-то фигово, но, если я помучаю себя посильнее, может, мне станет лучше?
Ну не знаю. Если человека, больного гриппом, еще выпороть на конюшне, может, он и выздоровеет потом. Но вряд ли это от порки.
Часто это звучит как самообвинение: «Да мне просто лень, я просто не хочу выйти из зоны комфорта».
И у этой ходульной конструкции либо привкус мучительного стыда («я недостаточно хороший, я не дотягиваю до нормы, хоть тресни»), либо вины («я недостаточно стараюсь, я не молодец, не молодец, меня никто не будет любить, когда я не молодец»). А стыд и вина – такие штуки, как репейник, которые всегда найдут, к чему прицепиться, каких бы реальных успехов вы ни добились. Даже если вы окончательно перестанете себя жалеть и вообще перестанете жрать (хотя это не успех).
Но в безжалостном вакууме и на пределе сил ни один нормальный человек долго не протянет.
Дальше путей плюс-минус три: отползти обратно в «зону комфорта», свалиться в клиническую депрессию (когда не дурное настроение, а диагноз) или в тяжелую психосоматику.
Вам какой вариант больше нравится? Мне первый.
Тем более, на дворе тяжелые времена. Информационный прессинг. Финансовый кризис. Зима. Ноябрь. Солнца нет. И если вдруг вы знаете, как добраться до зоны комфорта, предлагаю оставаться в ней до весны.
Анастасия Рубцова.
eyes

(no subject)

Меня все чаще достает тревожное расстройство - оно и понятно, во-первых, в повседневной жизни постоянно приходится играть роль и подавлять эмоции, я по сути не могу быть собой, во-вторых, стресс. Хорошо хоть, не панические атаки, пережитые когда-то - это вообще жесть. Прекрасно помню, что это такое - лежишь в холодном поту и чувствуешь, что в следующий момент умрешь. Брррр.
Тревожные же приступы на отличненько блокируются частью таблетки тразодона, пару упаковок которого были когда-то привезены в подарок клиентом - да и приобрести его можно без проблем, если запасы истощатся.
Сегодня еще купила нервно-успокоительный травяной сбор, который можно принимать при повышенной тревожности и проблемах со сном - пока общалась с Ферсом, выхлебала целую большую чашку. Я не отношусь к людям, которые любят вкус травяных чаев, но есть такое слово - "надо". Эффект понравился. Не знаю, сколько там всего намешано - покупала в ряду на "Привозе", где у нас продаются всякие целебные травы и травяные сборы - но по воздействию даже чем-то похоже на тразодон, мягкий такой успокоительный эффект.
Конечно, Ферс - мое главное и самое эффективное успокоительное, но той дозы, что есть сейчас, мне не хватает, поэтому придется принимать дополнительные меры. 
eyes

(no subject)

Будь осторожна, детка

Если ты эмоциональная, яркая, живая, веселая, горишь жизнью, ты должна быть умной. Ты должна стать мудрой и осторожной. Не истеричкой с параноидальным синдромом, а просто осторожной и внимательной.
Потому что эмоции, жизненная энергия - это ресурс покруче денег. Будь осторожна, милая, потому что за этим охотится слишком много мертвых изнутри людей: это дельцы, это мошенники, это энергетические вампирчики, это психопаты, перверзники. Это секты, особенно деструктивные. Ведь все они знают секрет: энергия - это ресурс, она приносит деньги в прямом смысле слова.

Я прошу тебя, если тебе сейчас плохо, но ты была другой, просто перестань тратить свое время, мысли, силы на тех, кто только берет. Остановись и начни вкладывать в себя. Всю свою живость, веселость, радостность, творческий потенциал, не трать его на тех, кто только берет. Не расти их эго, не строй их успех. Живи для своего дела, для творчества, для радости, не ныряй в одного человека, мир такой огромный, в нем так много прекрасных людей и занятий.

Просто Проснись. Вкладывай свою радость в свой успех, в свою жизнь. А тот, кто тебе подходит, он появится, в дороге. А может, окажется, что тебе нужно совсем другое.

Ольга Фирсова

eyes

Scarred.

Если вырастаешь в не самой здоровой семье с токсичной биоматерью-абьюзером, мозг как нормальные человеческие отношения воспринимает то, что прекрасно описано в романсе Теодоро из "Собаки на сене" одной строчкой: "Ее из пламенного горна бросают в леденящий холод". Качельки, мать их. Сначала доводят до состояния готовности выброситься из окна, а потом "мамочка тебя лююююбит".
Надо сказать, в этой пытке далеко не всегда рождается булатный клинок, как в песне. Зачастую получается что-то деформированное, и это навсегда. Но я сейчас не об этом. Я о том, что впоследствии мозг для себя в отношениях ищет то, к чему привык и что считает нормой. Те самые качельки, ага. Чтобы сначала больно, а потом типа хорошо. А такое находится в отношениях с нарцами, психами и всякими другими такими же деформированными, потому что здоровые люди таких отношений не понимают и не строят. Могу подтвердить каждым своим сердечным шрамом.
Поэтому, когда у такого человека, как я, при встрече и поверхностным знакомством с другим человеком мозг делает стойку охотничьей собаки и кричит "Вау! Это он! Мне это надо, надо!" - это совсем не повод обрадоваться и совсем не вау. Это повод задуматься, а еще лучше сбежать.
Это значит, что, несмотря на многолетнюю борьбу с тараканами и приведение себя в максимально нормальное психологическое состояние, мозг все еще помнит, что нормой было из пекла в холодильник. И это значит, что мозг по некоторым сигналам опознал того, кто это состояние может обеспечить, хотя на уровне сознания подтверждения этому еще нет. Если потыкать объекта хотения палочкой попытаться узнать его получше, окажется, что мозг был прав. И это ощущение знакомого идет не оттого, что кагбэ родственная душа, а совсем от другого. Никто не отрицает того, что на фоне этих качелек может быть крышесносный секс, но я больше не готова жертвовать ради этого своим психическим здоровьем.
Баста, карапузики. Never again.
Так что улыбаемся, машем, но проходим мимо.

red devil

ЛЮБЛЮНИМАГУ

Очень правильная статья попалась. Для себя уже какое-то время пришла к подобным выводам, но, может быть, еще кому-то пригодится: )

Мы притягиваемся к своим травмам (слово "травма" употребляю широко). Отсутствующий отец, отвергающая мать, высмеявшая первая любовь, контролирующий бывший муж - оставляют в нас "травмы". Как бы поломки в адекватном восприятии реальности. Как страх темноты, как тошнота от капусты, которую насильно пихали в рот, как мурашки от подъезда, где напали, как холод от повышения голоса - оказываясь в похожих условиях, мы буквально проваливаемся. Теряем уверенность, разум, адекватную оценку реальности. Травмы - как смещение костей. Организм их стремится выровнять, срастить. Организм ведет нас в такие же ситуации, снова и снова, пока внутренняя эмоциональная кость не срастется.
Поэтому при притяжении к партнерам, которые создадут нам условия травмирующей ситуации, возникает это люблюнимагу, 10/10, "я как будто его всю жизнь знала". Эзотерически это можно назвать "прохождением урока", но как бы мы ни называли, суть одна - мы как будто специально подбираем тех, кто случайно жмет на самые больные кнопки. Подсознательно надеясь, что в этот раз будет не так, и урок будет пройден, и мы, наконец, станем целыми, срастемся внутри во всех наших переломах.
Предположим, что в детстве меня наказывали игнорированием, молчанием. Предположим, что первая большая любовь (неудивительно), тоже прятался, а потом пропал. У меня будет травма покинутости. В каждом отчуждении, молчании я буду видеть нелюбовь. Два часа не пишет - "наверное он меня не любит". Холоден, молчалив - "я просто ему надоела". Травма опознается по неадекватности реакций. Мысли о том, что человек может быть в метро, иметь проблемы на работе, просто хотеть помолчать не приходят. Первая реакция - провал в ужас и страх "опять я никому не нужна". Чем сильнее реакция, чем больше я, как коршун, выслеживаю признаки отчуждения, чтобы избежать покинутости, тем более я в травме.
А теперь предположим мужчину, к которому все детство лезли. Бесцеремонно читали дневники и рылись в карманах. Высмеивали и докучали. Контролировали, следили и требовали домой к 9. У него будет обратная травма. Он будет так же проваливаться в неадекватную эмоциональную реакцию от попыток контроля. Закрываться, убегать, прятать - как он делал в детстве.
А теперь мы встречаемся и неизбежно притягиваемся, потому что так работает травма. И начинается этот долгий танец созависимости - при первым знаках отчуждения я буду впадать в панику и "догонять". При первых признаках моей паники паниковать начнет он, и начнет "убегать". И мы долго будем мучать друг друга, пока, наконец, не разбежимся, только еще больше подтвердив, что наше неадекватная реакция - на самом деле адекватна. А значит, что травма - правда. Значит, я действительно не нужна, значит, что ему не найти отношений, в которых есть свобода.
Именно поэтому умные книжки рекомендуют не бросаться в отношения 10/10, а выбирать партнера с чуть меньшей магией химии. В них можно подлечиться и позврослеть. В них нас не будет ждать пехотная мина на каждом шагу.
Но есть еще один вариант, редкий, но самый лучший. Когда оба одинаково высоко осознанны о своих травмах. И оба выше их. И оба имеют желание излечиться сильнее, чем удержать ускользающее люблюнимагу.
Когда оба могут прийти друг к другу с картами своих пехотных мин, и совершить сговор против травм и ради друг друга. Обменяться этими картами. Рассказать, как взрослые, "у меня здесь травма. Когда ты делаешь так, я реагирую неадекватно. Пожалуйста, помоги мне это прожить". И каждый, в этой осознанности, будет, по сути, работать на другого. Она будет видеть свое желание преследовать, и сдерживать его. Давать ему свободу. Находить компромиссы. А он будет видеть ее страх остаться одной, и лечить его. Почаще писать. Успокаивать. Разуверять.
И тогда у них есть шанс не только вылечиться лучше, чем в терапии, но на самые лучшие и близкие отношения в мире.
Излечение травмы происходит, когда это выглядит, как твой страх, звучит, как твой страх, пахнет, как твой страх, а оказывается - не им.

(с) Ольга Нечаева
девочка

Sticks and stones may break my bones but words will never hurt me

Села вчера наводить марафет перед поездкой и ни с того, ни сего нахлынуло грустное из прошлого.
В то время, как другие родители в юности учили своих дочерей ценить себя и разбираться в кавалерах, "материнская любовь" моей биоматери заставляла ее с завидной настойчивостью вбивать мне в голову в прямом и переносном смысле мысли о том, что я безмозглая, жирная, ноль без палочки, никому не нужный. Моя биомать не научила меня ни-че-му - недавно попалась статья о том, как тяжело детям из детдома приобщаться ко взрослому миру, так вот точно так же было у меня. Когда я сбежала из дома, это было как выйти из тюрьмы и учиться жить заново.
Но эти ее "тупая", "дура", "корова" и так далее здорово подпортили мне самооценку на долгие годы. И до сих пор тянутся за мной невидимым хвостом, который я тщательно прячу:)

книжный кот

(no subject)

"Во многих шаманских обществах, если вы приходите к шаману или врачевателю, жалуясь на уныние, упадок духа или депрессию, Вам задают один из четырех вопросов.
Когда Вы перестали танцевать? Когда Вы перестали петь? Когда истории перестали Вас очаровывать и завораживать? Когда сладкая тишина перестала быть для Вас утешением?
Именно в тот момент, когда мы перестаем танцевать, петь, очаровываться историями или находить утешение в тишине, мы теряем душу.
Танцы, пение, рассказывание историй и тишина - четыре универсальных целительных средства."
Габриэлла Рот

Фото к этой цитате вроде бы и не очень подходит, но хочется его сюда и все, - поэтому пусть будет.
Очень символично получилось с солнечными бликами на воде, когда солнце пробилось из нависших над городом туч.
А про маяк еще будет отдельный пост: )



Что же касается самой цитаты - то я не перестала ни танцевать, ни петь, ни очаровываться историями, ни наслаждаться сладкой тишиной.
Вот только с рассказыванием историй у меня проблема, поскольку я все же интроверт - и это одна из причин, по которой этот ЖЖ все еще существует. Потому что здесь я могу быть Шехерезадой, пока не надоест:)



книжный кот

(no subject)



"... женщины, которые не впитали в себя образ надежной матери; женщины с неполным самосознанием или те, кто не готовы признать теневую сторону своей души из-за ощущения своей неполноценности (ведь они действительно не живут полной жизнью), склонны вступать в связь с внешним хищником, который посвящает их в свои жестокие игры, где они исполняют роль лакомого кусочка. Такое положение вещей удобно для обеих сторон: вблизи хищника всегда находится кто-то, о кого он может беспрепятственно поточить свои зубы, а жертва всегда может обвинить его в своих страданиях, не вынуждая себя признать, что этот самый «злодей» есть не что иное, как внешнее проявление элемента внутреннего саморазрушения.

Подобного рода ситуации таят в себе большую опасность: живое воплощение внутреннего хищника может нанести тяжелую рану, но без того укрепляющего, придающего стойкость эффекта, который наблюдается при погружении в подсознание и при встрече с притаившимся там хищным началом. Внешний хищник лишает нас сил и заглушает малейшие попытки внутреннего диалога.

Жизнь женщин, отдающих предпочтение волкам в человечьем облике, напоминает жизнь на вершине вулкана: она полна острых ощущений, ведь никто не может в точности предвидеть, когда волк оскалит свою зияющую пасть. Эта бурлящая адреналином жизнь как раз-таки и не оставляет места процессу погружения в глубины своего «Я», в результате которого в душе мог бы родиться добрый охотник – жизнеутверждающие силы, способствующие рождению заново. Жизнь с волком изнуряет, требует постоянного напряжения, и те, у кого не хватает сил удержаться, падают прямо волку в пасть, а оттуда – в зловонную утробу, в чужой ад, во внутренний мир кровожадного хищника.

Единственный урок, который мы можем извлечь из нашего знакомства с волчьей пастью (не заглядывая в нутро), – это уверенность, что нам там делать нечего. И тогда нам надо просто встать и уйти."

(c) Симона Мацлиах-Ханох, "Сказки обратимой смерти. Депрессия как целительная сила"
иллюстрация Vladimir Fedotko